Виртуальное будущее: специалист из Google о VR и AR

В Кремниевой долине собираются по-настоящему удивительные люди. Недавно познакомились с Андреем, который работает в Google. Приложение для YouTube – его детище, а сейчас он занимается в корпорации всем, что связано с VR – виртуальной реальностью.
Андрей сначала рассказал нам о том, как из обычного паренька, который вырос в Медведково, он стал специалистом компании с капитализацией в 850 млрд. долларов. И поделился своим видением о том, какое место будет занимать виртуальная реальность в нашей повседневной жизни уже через несколько лет.

История Андрея

Я из Москвы. Вырос в Медведково, это самая окраина Москвы, которую некоторые москвичи даже Москвой не считают. У меня была обычная семья, боксом я еще не занимался, на улицу ходить было страшно. Я увлекся компьютерами. Пропадал в книжках по Basic’у, для меня это было, как творчество. Родители, к счастью, меня поддерживали, покупали мне всякие железки, книги, и к 14-15 годам я стал достаточно сносно разбираться в машинах. По тем временам это была нетипичная история.

Компьютеризация в те годы только началась, специалистов было мало, поэтому свои первые деньги я заработал тем, что помогал людям чинить компьютеры. Потом устроился в автосалон и настраивал там базы данных.

А потом появился интернет. В то время я еще не осознал полностью, но интуитивно понял, что это будет нереально огромная вещь и мне туда надо. Для России эта ниша только-только появлялась. Я подключился к первому провайдеру и совершенно влюбился в это дело. Я мог общаться с людьми со всего мира, скачивать какие-то файлы, узнавать что-то новое, хотя сам сидел в Медведково, за мной заградительное кольцо героиновых наркоманов, потом братки с битами, а дальше только Яуза, которая, наверное, радиоактивна. Но я сижу в своей коробке и общаюсь с людьми из Калифорнии, UK. Это был просто потрясающий опыт, и мне захотелось поделиться им со всеми.

Еще до совершеннолетия я устроился работать к одному из первых провайдеров. Меня взяли, потому что, благодаря своему хобби, я знал то, чего не знали большинство людей в России того времени. Следующие 5 лет своей жизни я потратил, подключая людей к интернету и продвигая эту тему в стране. Для меня это было огромное дело.

Когда я окончил институт, то основал свою первую компанию. Я узнал, что мобильные телефоны могут подключаться к интернету и это было еще одним откровением для меня. Теперь интернет был везде, доступ к информации можно получить отовсюду.

Я основал компанию, которая предоставляла информационный сервис. В то время еще примитивный: рингтоны, картинки, первые простые приложения. Но сам факт того, что вы откуда угодно можете скачать картинку, для большинства людей России, которая не была подключена к интернету никак иначе, как по проводам, был просто космос. У нас огромное количество людей подписывались из зоны или из армии, чтобы послушать любимую музыку или увидеть какие-то картинки. Это, может быть, не самый гламурный бизнес, но он очень хорошо ложился в мою концепцию: подключить людей к единому информационному полю.

Я заработал на этом какие-то деньги, а в 2006 году продал компанию, потому что увидел Стива Джобса с iPod’ом в руках. Он тоже продает диджитал мьюзик, как и мы, но только на совсем другом уровне. В тот момент, я понял, что там, где сейчас нахожусь, у меня нет никакого представления о том, как дойти до того, чтобы сделать свой IPod. А сделать свой iPod мне очень хотелось.

Интуитивно я понял, что надо разорвать все источники дохода в России, поставить себя в максимально дискомфортные условия, но влиться в глобальный рынок и понять, как вообще делать деньги где-то еще, продавать не в России.

Я продал и оставил все, что было в России и уехал. Какое-то время было сложно, потом стало более-менее понятно. Организовал не очень успешные компании. Постоянно читал книжки про крутые корпорации в диджитал сфере. Мне было интересно понять, как фаундеры делают продукты, подобные iPod. Общался с большим количеством опытных людей, хотел пойти на MBA, в Стэнфорд, в бизнес-школу. А потом кто-то умный дал мне очень хороший совет: «Чувак, ну какая тебе школа?! Иди к тем, кто делает продукт, если хочешь научиться делай также».

Я прочитал много книжек о разных компаниях и абсолютно влюбился в структуру Google. 
о том, как работает Google, написано тут

Понял, что хочу быть там даже за бесплатно. Когда я получил оффер, то даже не спрашивал, сколько мне будут платить. Поехал в Дублин, потом в Лондон. Я поставил себе срок в 4 года, чтобы научиться тому, что искал. Но 4 года прошло, а я втянулся и остался.

Работал при разработке приложения Youtube. В тот момент компания только-только купила проект и мало кто понимал зачем его взяли. Многие думали: «Что это за непонятная, сжигающая деньги, хрень». Но у меня было ощущение, что это что-то важное. Благодаря своему опыту в России, я знал, что люди готовы платить по $5 за видео с Crazy Frog, чтобы, например, в армии в казарме с друзьями посмотреть и поржать. А здесь все эти крейзи фроги бесплатны. Перспектива была для меня очевидной.

Думаю, не все понимали зачем нужен YouTube, потому что в то время, как ни странно, Россия в какой-то мере опережала по мобильному интернету Западный мир. В западном мире операторы не давали доступ к свободному интернету. Был доступ к операторскому порталу, но на этом интернет для пользователей заканчивался. В России люди просто подключались к сети.

В результате то, что мы начали, как маленький придаток, стало тем, что есть сейчас. Большинство современных детей знает YouTube не по веб-сайту, а именно по приложению.

В нем реализовано много по моему видению. Тогда это еще не было хранилищем всей информации человечества, но сейчас уже что-то похожее. Это стало квинтэссенцией моей миссии: дать людям доступ к этой огромной базе информации. Этим я и занимался, не мог уйти, не доделав. YouTube стал большим, а я увлекся темой виртуальной и дополненной реальности. Занимаюсь ею вот уже 4 года.

Виртуальная и дополненная реальность. Что это?

с Андреем из Google

VR и AR – это технологии, которые расширяют область взаимодействия с цифровой реальностью всевозможными способами. От маленького экранчика до пространства вокруг тебя. От девайсов, которые вы носите на себе, до телефона, который можно использовать как волшебное зеркало, в котором появляются покемоны или BMW, которую вы мечтаете купить.

Дополненная реальность сейчас в основном используется для маркетинга. Например, открываешь сайт, выбираешь модель и говоришь: «Хочу посмотреть эту машину». Она появляется перед вами в объемном цифровом виде и вы можете обойти ее вокруг, заглянуть внутрь, посмотреть, как все устроено.

Это лишь один из примеров и способов. В будущем появятся контактные линзы, которые будут визуализировать все без использования крупных внешних девайсов.

Это долгая игра, как история с мобильными телефонами. Когда я только начинал работать с мобильными приложениями в 2003 году, то все казалось каким-то нонсенсом. Прошло 10 лет прежде чем iPhone стал общепринятым явлением. В случае с VR и AR пройдет еще больше времени. Если продолжить проводить параллели с телефонами, то сейчас технология находится примерно на уровне первых больших телефонов, которые были в 90х.

Сегодня основные заказчики – это маркетинг, интертеймент и узкоспециализированные производственные инженерные продукты. Визуализация зданий, например, огромный бизнес, нефтянка. Визуализация геологических данных в пространстве может сэкономить кучу денег. Цена каждой бурки – десятки миллионов долларов. Если правильно проложить маршрут до места, где залегает нефть, то можно сэкономить эти миллионы. Такие технологии настолько сохраняют деньги, что становится неважно как дурацки ты выглядишь в большом и дорогом шлеме, важно что в нем ты можешь очень ювелирно делать сложные вещи.

Конечно, до этапа, когда у каждого дома будет VR-девайс как телевизор, нам предстоит решить еще достаточно много проблем. Это слишком сложно. Но люди, которые очень хотят, уже имеют VR-девайсы дома. В глобальном смысле нам все же пока далеко до ежедневного пользовательского опыта с этой технологией.

VR vs AR: кто быстрее

По прогнозам экспертов дополненная реальность в плане денег и рынка будет расти существенно быстрее, чем виртуальная.

Так работает золотое правило любого бизнеса: если хочешь масштабировать что-то, надо уменьшение сопротивления.

Чем проще вход для пользователя, тем более вероятно, что система будет расти. Воспользоваться сервисом, требующим какие-то специализированные устройства, которые надо надеть на лицо, научиться ими пользоваться и так далее, гораздо сложнее, чем просто воспользоваться телефоном. Очевидно что на телефоне масштабирование будет идти гораздо быстрее. Так что в плане денег и рынка дополненная реальность однозначно будет быстрее. А в долгосрочной перспективе такого разделения нет. Это спектр.

Ключ к виртуальному миру

У вас будет какое-то устройство. Я не знаю, какой формы оно будет: может очки, контактные линзы или проектор, который будет лежать на столе. Но эта штука будет подменять или дополнять вашим нейронам визуальный и аудио сигнал цифровыми сигналами. Две реальности наслаиваются и улучшаются. Например, вы начинаете видеть не только в видимом спектре, но в инфракрасном и ультрафиолетовом. Можно улучшить наши органы чувств миллионом разных способов. Встроит, например, компас. Всегда интуитивно знать где север.

Пока непонятно как это будет выглядеть. Но ясно то, что не будет никакого разделения на дополненную и виртуальную реальность.

Виртуальная реальность – это дополненная реальность в темной комнате.


Выключили свет. Дополнять нечего. Вот вам и виртуальная реальность.

Что будет с нашим мозгом

Есть вопрос: не начнет ли мозг сходить с ума от новой информации, которую раньше ему обрабатывать не приходилось. Я считаю, что наоборот, мозгу станет удобнее, будет более глубокая фильтрация.
Представьте, что у вас аллергия на глютен. Вы заходите в супермаркет, а все продукты, которые содержат глютен, скрыты от вас. Вместо какофонии цвета вы видите только то, что реально можете себе позволить.

Когда мы говорим о виртуальной реальности, то имеем в виду только способы доступа к ней. Надо понимать вот что:

виртуальная реальность уже существует, и мы все в ней живем.


Вы сидите рядом с другим человеком в настоящем, а сами гораздо больше переживаете за свои виртуальные отношения с вашими виртуальными подписчиками с их виртуальными лайками.
Или вы решаете судьбу сделки через виртуальный разговор с каким-то виртуальным собеседником в какой-то виртуальной среде, хотя сами находитесь в разных странах.

на встрече с Андреем


Виртуальная реальность уже существует. Она есть давно. Кто-то получал к ней доступ из командной строки. Потом многие из нас стали получать доступ с помощью мышки. Теперь есть тачскрин и мы можем что-то подвигать, потрогать, увеличить. Через какое-то время она просто будет красиво визуализирована вокруг нас. Но это не будет что-то иное. Это будут те же френды из Facebook, те же Google Search, те же резюме с Linkedin. Просто они будут выглядеть иначе. Для мозга будет более естественно вливаться в среду вокруг нас.

Любое использование статьи разрешается только при указании прямой ссылки на источник. 
Автор: Руслан Гафаров
Читайте также
Провели корпоративный выезд. Приземлили все наше понимание холократии, SCRUM, GTD.
Холакратия, ГТД, Скрам это новые методы гибкого управления проектами/компанией.

На наш взгляд это новый этап развития нашей компании и мы видим в этом конкурентное преимущество.

Сейчас тестим это на себе, следующим шагом запустим это в компаниях наших клиентов.
Командная работа: постановка задач, планирование работы и оценка эффективности в Facebook
Facebook – компания, владеющая самой большой и быстро развивающейся социальной сетью в мире. Главное в работе корпорации – команда, которая разделяет общую цель. Во время посещения Кремниевой Долины нам удалось попасть в главный офис корпорации и узнать, как строится работа ее команд.
«Главная задача менеджера — управлять счастьем команды»