Инвестиционный рынок США глазами инвесторов из России

Инвесторы из России, которые сейчас живут и работают в Кремниевой Долине, рассказали нам о некоторых особенностях местного инвестиционного рынка.

Приезжая в США в качестве инвестора, ты сразу четко понимаешь, что начинаешь конкурировать с достаточно крупными ребятами, которые сидят на Сэнд-Хилл-роуд. С мизерными деньгами, без репутации сложно назначить встречи с интересными компаниями. Они оставляют таких на потом, потому что сначала встречаются с tier1-фондами, и только потом с инвесторами попроще.

Нашей стратегией было вклиниться в эту экосистему, увидеть и проанализировать самые интересные события, происходящие в этом секторе.

Мы сразу всем объявили, что мы не всеядные и берем в портфель только FinTech. Начали общаться с Plug and Play, Y Combinator, 500 Startups. Это помогло нам наработать репутацию, освоиться в системе и развернуть к себе компании. Сейчас у нас практически нет проблем с пайплайном. Наш средний чек от 500 тысяч до 2 млн. в каждую компанию. Горизонт около 5 лет, потому что на основе своего опыта мы понимаем: за 2–3 года компании не вырастают и экзитов не получить.

Мы стараемся глубоко вовлекаться в дела компании, получить членство в совете директоров. Потому что с учетом этого вовлечения наша компетентность тоже растет. Стараемся погружаться в бизнес-модели компании, понимать из чего строятся тот или иной продукт или услуга. Хотим учиться и расти вместе с наши стартапами.

Существуют несколько раундов инвестиций. Наш фонд чаще всего входит в A и B-раунды. В С-раунде практически не участвуем. A и B — наиболее рискованные стадии. Потому что с нуля все компании быстро растут и могут показывать красивую статистику: вчера еще не было выручки, а сегодня уже выросли на 300%. Особенно интересно, когда смотришь бизнес-план или финансовые модели. Часто рисуют, что у компании до привлечения инвестиций выручка росла на 50–100%. Но после того, как она привлечет раунд, выручка почему-то должна вырасти до 500–700% ежегодно.

Сейчас у нас в портфеле больше 10 стартапов, уже есть 5 экзитов. Одну компанию у нас купил Goldman Sachs. По этому проекту удалось умножить сумму в 2 раза за 2 года. А самым первым экзитом у нас была российская компания по продаже билетов на междугородний автобусный рынок.

Сравнение с российским рынком

В России на зарождающемся венчурном рынке мы обладали достаточной глубиной знаний.

Перед тем, как вкладывать деньги, всегда нужно рассмотреть рынок, конкурентов и бизнес-продукт. Российский рынок и тогда, когда он только зарождался, и сейчас несильно глубокий. Здесь в Америке глубина рынка на порядок больше. Логично: ВВП в 11 раз больше, глубина рынка больше примерно во столько же раз.

В России глубина рынка низкая, поэтому оценивать рынок с точки зрения продукта, конкурентов было гораздо легче. В то время, когда мы начинали, тренды только-только начали зарождаться. Мы в свое время смотрели «Одноклассников», Mail.Ru. Но на тот момент вышел Миллер и просто сметал все. В 2004 году оценка за 2–3 недели могла вырасти в 4–5 раз. В какой-то степени у людей, которые вкладывали в то время в интернет-аудиторные проекты, была чуйка.

Сравнение с Азией

Есть мнение, что многие хорошие стартапы уходят в Азию, а не в США.

Если сравнивать США и Юго-Восточную Азию, то Юго-Восточная Азия пользуется новейшими технологиями и разработками лишь по той причине, что у них до этого еще ничего не было. В США культура инвестирования существует и развивается уже довольно давно. Здесь до сих пор есть чековые книжки: 80–90% сделок до сих пор проходят чеками. Есть компании, которые миллиардные инвестиции выписывают чеками. Для этого есть специальный автоматизированный софт: компания получает чек, он сканируется, верифицируется и данные попадают в некую бухгалтерскую систему.

Азия только начинает, но сразу берет все передовые инновации. Они все решают по-другому, там работают разные экономические циклы.

Чтобы здесь изменились экономические циклы, нужно дождаться, когда уйдет предыдущее поколение инвесторов. Потому что они не хотят меняться. Если ты приучен к чекам, ты всегда будешь держать их в кармане.

Мы принципиально не идем в Юго-Восточну Азию, потому что это очень высококонкурентный рынок. Там свои игроки, особая ментальность и особенности культурологического развития. Там и своих денег очень много, они неохотно принимают чужие инвестиции.

Интернет-гиганты типа Alibaba Group, Baidu активно скупают разные, даже только зарождающиеся стартапы, которые показывают хорошую динамику. Потому что они, как и корпоративные фонды Долины, боятся, что эти стартапы разрушат уже существующие бизнес-модели их рынка. А пока рынок очень хорошо адаптирован именно под этих гигантов.

Часто практикуют такую штуку, как покупка бизнес-продукта или бизнес-направления через покупку команды. Alphabet или Google делают десятки, а может даже сотни сделок в год, в которых просто приобретают команду вместе с продуктом. В Китае это тоже практикуют. На российском рынке Яндекс и Mail.Ru очень редко что-то покупают. Крупные ребята, боясь конкуренции зарождающихся трендов, быстро покупают стартапы и высвобождают деньги у VC-фондов. Эти фонды инвестируют в другие новые технологии. Именно это создает некую экосистему, которая постоянно растет.

Если кто-то выбирает между рынками Юго-Восточной Азии и США, я считаю что и тот, и другой рынок достойны. Но в Юго-Восточной Азии попасть с сферу и все сделать гораздо сложнее. Многие венчурные фонды из категории Tier1 имеют дополнительные офисы в Азии на партнерском основании.

Если же говорить о технологиях, Силиконовая Долина ничем не уступает Азии. Только в Китае все платят вичатами, а здесь чеками. Это вопрос смены привычек, возрастная особенность инвесторов. Есть так называемый продукт поколений, когда школьники или студенты начинают пользоваться продуктом и вырастают вместе с ним. Так появляется некий устойчивый тренд по этом продукту.

Некоторые инвесторы в возрасте уезжают из Долины в Европу. Америка — это достаточно конкурентное место. И постоянно бежать вечную 100-метровку достаточно тяжело. Те, кто хочет отдохнуть, выезжают в старушку Европу. Она более социалистическая, не такая быстрая, рынок там зарождающийся, более открытый.

Понравилась статья? Сохраните ее себе
Читайте также
История Илона Маска и его компаний: От близости к банкротству до колонизации Марса
Плейбой, миллионер и филантроп — известный факт, что прообразом киношного Тони Старка был Элон Маск. Редакция ЦП решила вспомнить все взлеты и падения известного предпринимателя — от несостоявшегося запуска первой компании в 12 лет и близости к банкротству до заключения контракта с NASA и амбициозных планов по исследованию и колонизации Марса.

Первые проекты 
Первой компанией, которую основал Маск, стал стартап Zip2. Предприниматель запустил проект вместе со своим братом Кимбалом в 1995 году. Zip2 производила программное обеспечение, дающее новостным изданиям возможность размещать контент в интернете и предлагать своим клиентам дополнительные платные сервисы. 

Одним из инвесторов компании стал фонд Mohr Dawidov Ventures. Партнеры фонда начали планировать перепродажу Zip2, но Маск убедил их, что её потенциал ещё не до конца раскрыт, и в перспективе стартап может стоить больше. 

В число клиентов Zip2 входили такие издания, как The New York Times, Pulitzer Publishing. В 1998 году руководство компании объявило о грядущем слиянии с CitySearch. Сделка так и не была закрыта, а через год — в 1999 году — стартап выкупила организация Compaq, заплатив за Zip2 $304 млн. Элону Маску, доля которого в компании на тот момент составляла 7%, досталось $20 млн. 

Элон Маск стал миллионером в 28 лет. 

Примечательно, что программировать Маск научился в 10 лет — а в 12 уже продал собственную игру-стрелялку Blast Star за $500. Он даже хотел организовать собственный бизнес по производству аркад, но не смог получить на него официальное разрешение.

Tesla 

В 2004 году Маск инвестировал в производителя электрокаров Tesla $70 млн личных средств и возглавил совет директоров компании. 

Первым автомобилем, выпущенным компанией, стал Tesla Roadster. В его основу был положен автомобиль Lotus Elise, выпускавшийся компанией Lotus Сars. Инженеры сменили всю «начинку» машины, а на место бензинового двигателя установили 6381 аккумулятор. 

Начало серийного производства Roadster было запланировано на сентябрь 2007 года, но оказалось, что себестоимость автомобиля намного выше, чем его запланированная рыночная стоимость. Последовали массовые увольнения (помимо многих сотрудников был уволен и один из основателей компании Мартин Эберхадр), поиск новых поставщиков и переработка основных компонентов электрокара, а выход первого автомобиля был отложен. Дела у компании шли настолько плохо, что Маск принял решение поднять цену на уже предзаказанные автомобили — что, естественно, вызвало волну недовольства у покупателей и волнения в прессе. 

В 2008 году вышла первая партия Tesla Roadster. В итоге, вместо запланированных $25 млн для вывода автомобиля на рынок компании пришлось потратить $140 млн. В 2009 году Tesla анонсировала Model S — седан премиум-класса. Сразу после этого организации удалось привлечь $50 млн дополнительных инвестиций. 


В 2010 году компанию настигли еще большие проблемы. После выпуска первой партии Roadster Маск, который к тому времени уже занимал пост генерального директора компании, объявил, что собирается разместить акции Tesla на бирже. Для осуществления IPO ему понадобилось бы $100 млн, но вкладываться в организацию никто не спешил. Тогда Элон решил профинансировать компанию из собственных средств. 

Одновременно с этим на рынок вышла вторая партия Roadster, у которой через короткое время после запуска был обнаружен заводской брак. В ходе эксплуатации автомобилей выяснилось, что низковольтный провод, питающий фары, поворотники и подушки безопасности, может перетираться и вызывать короткое замыкание в районе передней правой фары. Подобный дефект, по словам представителей компании, мог наблюдаться у 459 автомобилей. Tesla пришлось объявить об отзыве бракованной партии. 

Компания оказалась на грани банкротства. 

В июне 2010 года Tesla провела IPO. Несмотря на мрачные прогнозы аналитиков, в первый же день цена за одну акцию компании выросла на 41%, и производителю электрокаров удалось привлечь $226 млн. 

Поставки автомобиля Tesla Model S в Соединенных Штатах стартовали в 2012 году. Ограниченная партия в 1000 автомобилей была очень быстро раскуплена. В 2013 году автомобиль был признан самым безопасным в мире по системе рейтингов NHTSA. 

Благодаря успешному размещению акций и выпуску второго электрокара компании удалось выплатить правительственный кредит и даже впервые в своей истории закончить квартал без убытков (первый квартал 2013 года). Пока это единственный финансовый квартал, закрытый Tesla Motors с прибылью. 

6 октября 2014 года Tesla представила новый автомобиль — Model S P85D. Его основным отличием от предшественника стало наличие полного привода. Model S может разгоняться до 100 км в час всего за 3,2 секунды. Также в октябре компания анонсировала запуск программы возврата автомобилей Model S — они будут перепродаваться компанией за полцены. 

На момент написания материала стоимость одной акции Tesla Motors составляет $191,87, что в 10 раз больше, чем цена одной акции после выхода компании на IPO — $17,40. Капитализация производителя электрокаров составляет $24,15 млрд.

Отношения с сотрудниками 
Элон Маск — хороший стратег и амбициозный предприниматель, но как руководитель он достаточно жесткий человек. В этом признается большинство опрошенных изданием The Wall Street Journal бывших и настоящих коллег Маска. 

Бывший инженер Tesla Бретт Фостер, сейчас работающий на Samsung, признался, что культура в компании очень давила на него, а атмосфера постоянной борьбы была в ней самым неприятным — и поэтому Фостер очень счастлив, что ушел из Tesla. Другой сотрудник производителя электрокаров отмечает, что для Маска не существует слова «нет» — и некоторые из его решений кажутся работникам совершенно необдуманными, и порой даже глупыми. 

Вице-президент Tesla по связям с общественностью Рикардо Рейес считает, что Маск не может понять, что не все люди могут работать столько же, сколько работает он. Маск заряжен на результат. Он требует от своих сотрудников постоянной активности и преданности делу. Каждый должен быть занят только достижением общей цели. Его перфекционизм сделал работу и даже жизни некоторых коллег крайне сложными. 

Сотрудники Tesla, пожелавшие остаться анонимными, рассказали The Wall Street Journal, что те, кто не согласен с мнением Маска, как правило, надолго в компании не задерживаются. Стоит им один раз озвучить свою позицию — как через некоторое время все они почему-то увольняются — сами или по просьбе руководства.

Люди – нефть третьего тысячелетия?

После посещения Америки пришло понимание, почему сейчас многие корпорации выбирают СТРАТЕГИЮ – ЛЮДИ, получил ответы на многие вопросы.

Стратегия развития бизнеса в период кризиса
Статья по эфиру «Стратегия в период кризиса. От Выживания к Процветанию» с Брэдом Шугарцем, коучем №1 по мнению журнала Entrepreneur.