Мы должны сделать свою корпоративную культуру понятной и ясной для талантов

Потому что есть вот талант — крутой разработчик, пекарь или швея. И есть 5 организаций, которые конкурируют за то, чтобы этот талант работал именно у них.
Сотрудник приходит в одну из них, а ему не могут толком объяснить куда компания движется, зачем и почему. И «выиграет» именно та организация, которая скажет: «Вот наша миссия и принципы. От тебя у нас такие вот ожидания. Мы хотим добиться вот того-то, и у нас такие-то цели. Если ты хочешь внутри этих целей поставить свои — мы будем рады тебе помочь».

Мы должны постоянно работать над своей организацией и культурой. Так же, как мы работаем над нашими продуктами. Потому что организация — это платформа для людей. Особенно сейчас, когда все больше людей работают онлайн. Людям сейчас легче поменять работодателя, и им не обязательно привязываться к какому-то месту на карте. Нас схантить уже гораздо проще.

Если в Clubhouse-комнате я скажу: «Моя миссия — сделать мир осознанным. Кому интересно, пишите мне в Instagram, давайте делать это вместе», — мне точно кто-то напишет.

Такие компании, как Google, Facebook, Morning Star и многие другие компании понятны для своих сотрудников и клиентов, потому что они сформулировали свое «зачем мы это делаем».

Это никакая не эзотерика, не холократия. Это просто «понятность» для людей и справедливая платформа, где сотрудники могут развивать себя. Они приходят в компанию и знают, что организация берет ответственность за то, что они будут развиваться, если, конечно, подходят по принципам.

И это как раз та фундаментальная история, которую я открыл для себя, изучая культуру Кремниевой долины в течение 4 лет. Я изучал вообще все паттерны. Разговаривал с венчурными инвесторами, которые управляют миллиардами долларов, разговаривал с топами из Google, Facebook, разговаривал со стартаперами, которые приехали в Долину и с нуля построили свои стартапы.

Там везде был один и тот же паттерн: у всех основателей была какая-то глобальная идея, в рамках которой собиралась команда под определенные принципы. Привлекались деньги у венчурных инвесторов, и уже потом запускались разные другие процессы, которые помогают транслировать миссию, принципы и цели организации.

Например, я разговаривал с Тимом Райтером. Он работал арт-директором в Brex, стартапе, который недавно стал миллиардным. Он говорил, что ребятам, которым по 20-22 года, дали десятки миллионов долларов, и теперь компания стоит целый миллиард. И им всего по 20 лет.

В Кремниевой долине сразу нанимают коучей и строят культуру, формулируют принципы, цели, миссию, исходя из того, что транслируют основатели компании, и каких людей они хотят видеть в своей команде.

Тогда под эту культуру собираются «правильные» люди, и они начинают рвать рынок. Вот как это работает.
Понравилась статья? Сохраните ее себе
Читайте также
Другой мир: увидеть Америку и изменить мышление
Америка – это не только Нью-Йорк, Лас-Вегас, Лос-Анджелес, Кремниевая долина и Сан-Франциско. Это не только Макдональдс, Старбакс, Google, Apple, Levi's и другие бренды. Это не только дома с зеленой лужайкой и джинсы.
Музыкальный стартап из Долины: от идеи до командной работы
Smule – это музыкальная социальная сеть для людей, которым нравится петь. Сейчас им 10 лет, у них 60 млн. пользователей, они близятся к IPO и нанимают много юристов, которые следят за безопасностью и легитимностью первого выхода своих акций на рынок, чтобы никто не нарушил их планы. А началось все с окарины – маленькой дудочки.  
Как создавать инновационные продукты
В Долине мы познакомились с Алекс – девушкой, которая более 15 лет работает в сфере построения инновационных продуктов. Она работала в Facebook и Yahoo!, а сейчас является специалистом по запуску сервисов в Google. Алекс поделилась с нами своим видением эффективного создания новых продуктов и инноваций.