Экосистема Кремниевой Долины. Часть 2. Как работают венчурные фонды

Венчурные фонды бывают разными – есть бизнес-ангелы, которые вкладывают 25 тыс, есть фонды, которые вкладывают миллион. На каждой стадии развития компании есть инвестор-эксперт, который инвестирует определенную сумму денег и плюс помогает компании своей экспертизой, своими знаниями, подталкивает компанию к выходу на IPO, на успешные продажи.

Венчурные фонды бывают разными – есть бизнес-ангелы, которые вкладывают 25 тыс, есть фонды, которые вкладывают миллион. На каждой стадии развития компании есть инвестор-эксперт, который инвестирует определенную сумму денег и плюс помогает компании своей экспертизой, своими знаниями, подталкивает компанию к выходу на IPO, на успешные продажи.

Дальше из этих ангелов и инвесторов, из успешных предпринимателей, которые продают свои компании, появляются менторы и советники компаний –  люди которые могут принести свой опыт в компанию и помочь ей не совершать каких-то ошибок.

В Долине для этого масса всяческих нетворкинг-встреч, невероятное количество мероприятий. Если вы приехали сюда, вы можете быть заняты с утра до вечера какими-то лекциями, мероприятиями, выступлениями – чего тут только нет. И все это на маленькой территории. Очень много экспертизы собрано в одном месте.

Кроме того существуют акселераторы и инкубаторы. Это относительно недавнее дело. И корпорации, и разные интересные люди стараются помогать стартапам, молодым ребятам, у которых есть интересные идеи, но они не знаю что с этими идеями делать. Они дают им помещение, приводят к ним советников, помощников, инвесторов, чтобы помочь идеям подняться наверх.

Что такое стартап?

На самом деле до недавнего времени никто не знал что такое стартап. И в Долине тоже недавно поняли что же это на самом деле. Считалось, что стартап – это маленькая корпорация. И вот оказался здесь такой человек по имени Стив Бланк, который сейчас профессор Стэнфорда. Он создал компанию, которая продалась за 8 млрд.долларов. Затем он занялся изучением, что же такое стартап. И пришел к выводы, про который все сказали: «Ну конечно! Как же иначе! Все логично!».

Стив Бланк сказал, что на само деле стартап – это никакая не корпорация, а некая организация, которая создается для того, чтобы найти повторяющуюся и масштабируемую бизнес-модель.

Когда создается стартап, у тебя есть какая-то идея, но ты совершенно не понимаешь кто твои клиенты, будут ли они покупать этот продукт, нужен ли он кому-то, если они будут покупать, то за сколько и так далее – куча вопросов, на которых нет ответов.

Ты начинаешь делать что-то и искать ответы. Нужно доказать, что твоя идея и модель, к которой придете компания, работают. Сначала ты пытаешься с этими клиентами работать, потом с другими, с третьими. Потом приходит понимание «наверное, моя модель не очень работает, нужно не то, что думал изначально, а что-то другое».

Цикл жизни стартапа

Во-первых, нет никакой иерархии. Все равны. Основатель компании и самый последний сотрудник. Их всего-то 5 человек, они сидят все вместе, они обсуждают все вместе, для них самое главное – быстрее понять, что не работает. Потому что чем раньше ты поймешь, что не работает, тем быстрее ты сможешь думать о том, куда двигаться дальше. Это критически важно.

Постоянно происходит обмен информацией, брейнсторминг, ты постоянно пробуешь свою модель. Не работает – замечательно. Мы отмечаем это –  называется «отметить неудачу». Теперь ты точно знаешь, что туда идти не нужно, нужно идти куда-то в другое место. И чем быстрее ты найдешь такую бизнес-модель, тем лучше. Ведь за тобой такие же умные тебе на пятки наступают. Стартапы очень много экспериментируют.

Дальше, когда вы нашли какую-то бизнес-модель и сделали массу пиводов, у вас происходит некая трансформация стартапа до корпорации. Вы уже знаете, кто ваши покупатели, вы уже понимаете свою бизнес-модель. Теперь это просто нужно масштабировать и масштабировать – повторять, повторять и повторять. Понятно, что нужно все время приносить какие-то инновации, но в целом, но в целом модель уже есть.

Но что происходит с людьми, которые работали над созданием стартапа? Большинство из них совсем некорпоративные люди. Кто-то умеет работать в корпорации, а кто-то любит свободу, творить и все такое. Кого-то “уходят”, кто-то уходит сам, компании продаются и основатель компании получает свои деньги. Это называется золотые наручники. Ты продаешь компанию, порядка 2-3 лет ты должен просидеть в этой компании чтобы ее перевести в корпорацию, чтобы было понятно кто-чем занимается. А дальше ты уходишь из нее. Куда бежать? Опять создавать следующий стартап!

Из создателя стартапа в инвесторы

У тебя есть деньги, что тебе с ними  делать?

Допустим, часть ты вкладываешь в свой новый стартап. А там еще 2-3 каких-то твоих знакомых что-то делают. Ты им даешь деньги. Ты становишься их ментором, ты им помогаешь, у тебя есть какие-то связи-контакты. И это все по кругу крутится.

Одна компания PayPal создала 12 компаний в Долине. Люди, которые работали в PayPal кто-то пошел работать в очень известный фонд Sequoia Capital, Маск основал Tesla, Макс Левчин создал еще две компании и так далее.

Основной венчурный капитал находится в Долине, между Сан-Франциско и Сан-Хосе. В Нью-Йорке и Бостоне есть несколько фондов.

Почему так сложилось? Потому что раньше здесь был такой медвежий угол до которого всем было не добраться и поэтому никто особо не принимал участие в регулировании. Сидели все сами что-то там творили, развивались. Это был такой оазис для творческих людей.

Потом все началось не только со Стэнфорда, но и с неких государственных контрактов во время Второй мировой войны. Кроме этого государство никак не участвовало. Например, здесь никто понятие не имеет, кто является губернатором кКлифорнии. Вот вы выйдите, спросите, они скажут «Не знаю…», потому что это абсолютно никого не волнует.

Если сравнить количество сделок Долины+Сан-Франциско и Европы, то видим такие цифры. В Долине 33% всех сделок US. 1400 сделок Долины против 3000 в Европе. Но там 50 млн. человек, а здесь 4 млн. И по деньгам инвестировано в Долине почти 25 млрд, а в Европе 10-11 млрд. Средняя сделка в Европе 5 млн, а в Долине - 16 млн.

Поэтому если компания хочет выходить на глобальный рынок, даже если она начинается в Европе, как правило она все равно приезжает сюда. Во-первых, здесь находятся венчурные фонды, во-вторых инвесторы. Это сейчас как-то уже становится размыто. Но в принципе инвесторы любят, чтобы компания была рядом. В любой момент он хочет не просто сесть за телефон. А сесть в машину, 20 минут на север, 20 минут  на юг, доехать, посидеть с этим предпринимателем, поговорить, понять что происходит.

Разновидности фондов

Фонды и партнеры почти всегда специализируются. Если ты создаешь фонд, ты выбираешь «я фокусируюсь только на телекоме» или мои критерии только вот такие. С точки зрения индустрии фонд может быть открыт для всех, но тогда у него будут какие-то другие критерии, на которые он ориентируется.  

Чаще всего все крутится вокруг IT, но есть фонды, которые инвестируют в зеленые технологии, есть те, кто инвестирует только в медицину. Если говорить про департамент, то там мы говорим про совсем небольшое количество людей: 2 партнера инвестируют в IT, 2 партнера – в медицину, 2 партнера - в Greentech.

Есть фонды, которые инвестируют на ранние стадии, есть фонды, которые включаются, когда уже есть какие-то клиенты, какие-то продажи. То есть как-то можно уже проверить цифры, а не только поговорить с создателем, какой он хороший парень. Естественно это другие цифры. Ты уже 5 млн собираешь, а не 1 млн. Следующий уровень – 10 млн. еще следующий – 50 млн. и так далее.

На ранней стадии должен быть какой-то минимальный продукт с обратной связью по результатам.

Долина собирает таланты

Есть такая венчурная ассоциация, которая в свое время посмотрела все успешные стартапы, стартапы, которые выходили в IPO, на публичные рынки. И проанализировала откуда пришли основатели. Анализ проводится каждые 6 лет.

Если посмотреть до 2006 года, то основатели как правило американцы, только около 20% выходцев из других стран. После 2006 года эта цифра выросла практически в 2 раза. Следующий анализ должен выйти в этом году, и мы думаем что выходцев из других стран будет уже намного больше.

Очень много людей приезжает сюда и стартаперов и просто специалистов. Здесь огромное количество мигрантов. Сюда стекаются таланты. По сути Долина просто всасывает в себя умных людей и предоставляет им все возможности, лишь бы только они работали. Если человек достигает какого-то определенного уровня, какого-то возраста, компании создают специально позицию для этих людей. Вот только сиди и твори, делай что хочешь. Платят ему за это деньги, потому что если он сидит и творит, он что-то интересное сотворит. Так действительно и происходит.

Все знают компанию SanDisk. Ее основатели: один из Тайваня, другой из Индии, третий из Израиля. И таких примеров масса: PayPal  и так далее.


Читайте также
Взгляд изнутри. Методы UBER

В стартапах в Сан-Франциско очень любят делать «One-One» - это когда ты встречаешься непосредственно со своим начальником, с человеком перед которым ты отчитываешься. Ты встречаешься с ним и просто общаешься обо всем примерно час. Можете сходить кофе попить. Он спрашивает тебя: «Как ты, как дела? Все тебе нравится. Как тебе твое место. Может тебе нужен другой стол, компьютер и т.д.». Есть вопросы, касающиеся работы, которые необходимо обсудить.

TechCrunch – самые горячие технологические тренды этого года
Спешу поделиться инсайтами, которые получил на технологической конференции TechCrunch-2018.
Новые возможности: как можно улучшить бизнес при помощи аудита